ИТМиВТ - Институт точной механики и вычислительной техники С. А. Лебедева РАН
Институт точной механики и вычислительной техники им. С. А. Лебедева РАН - научно-исследовательский институт в области информационных технологий, вычислительной техники и микроэлектроники
English
Главная страница Контактная информация Карта сайта и поиск
Об институте Решения Проекты Образование

Первые встречи с С.А. Лебедевым

В.К. Зейденберг

Мне очень повезло. Я оказался на 5-м курсе Института в составе первой регулярной группы студентов, оканчивающих Московский ордена Ленина энергетический институт по специальности «Вычислительная техника». Правда, такого названия еще в ту пору не было. Специальность в дипломе называлась «Автоматические и измерительные устройства». Старше нас по этой специальности заканчивали МЭИ еще только несколько человек дипломников. Нашей группе, в которой учились также 3.А.Московская и В.Ф.Петров, довелось слушать весной 1951 г. читавшийся впервые в СССР курс «Счетно-решающие устройства» с акцентом на электронику, который вел С.А.Лебедев. Сергей Алексеевич начал свой курс с рассказа о двоичной системе счисления и об основах булевой алгебры. Потом Сергей Алексеевич нам рассказывал об электронных элементах цифровой вычислительной техники — вентиле, триггере, дешифраторе, усилителях и, наконец, о регистрах и сумматорах.

Курс заканчивался ознакомлением со структурой самих вычислительных машин. В ту пору была уже создана малая электронная счетная машина (МЭСМ) в Киеве под руководством С.А.Лебедева, а в США существовали машины «Марк I» на электромеханических реле и «Эниак» на электронных лампах. Держался Сергей Алексеевич всегда очень просто, рассказывал доходчиво. Чувствовалось, что материал лекций он знает превосходно.

В самом конце 1951 г. я и еще два студента ездили досрочно сдавать экзамен по этому курсу к С.А.Лебедеву в новое здание ИТМ и ВТ, построенное по проекту архитектора А.В.Щусева, о чем напоминал алебастровый барельеф на стене конференц-зала. Это здание по Калужскому шоссе, 71 (ныне Ленинский проспект, 51) было почти последним на Юго-Западе Москвы. Дальше по шоссе было еще здание ФИАНа и так называемый ДНР-1 (первый дом научных работников), в котором проживали сотрудники аппарата и институтов АН СССР. Вокруг расстилались картофельные поля и огороды. В помещениях нового здания Института стоял очень сильный запах сырого бетона, как на новых станциях метро: здание только осенью 1951г. сдали в эксплуатацию.

Кабинет Сергея Алексеевича располагался на втором этаже. Поражала очень скромная обстановка кабинета; кроме простого письменного стола, который стоял наискось в левом дальнем углу около окна, и нескольких стульев, были еще мягкое низкое кресло, обитое черным дерматином, и шкаф с книгами вдоль правой стены, ближе к двери. Экзамен, проходивший в непринужденной обстановке, но достаточно обстоятельно, продолжался очень недолго.

Вторично в это здание я приехал 3 ноября 1952 г. с направлением сразу же после защиты дипломной работы и с 19 ноября 1952 г. начал работать в Институте. Сначала я был зачислен в группу ввода-вывода, руководимую В.В.Бардижем, а вскоре переведен в группу питания, где стал выполнять порученную мне после ушедшего из Института Сергея Старовойтова работу - монтировать щит питания БЭСМ. Дали мне в помощники техника Толю Клюева. Работа была столь напряженной, а громоздкость и новизна для меня сильноточных устройств и небольшие сроки, отводимые на эту работу, столь необычными, что в течение первых нескольких дней по ночам мне снился во всевозможных вариантах щит питания и электрическая схема его на огромных простынях бумаги.

Группу питания, выделившуюся из группы Л.А.Любовича, возглавил О.К.Щербаков. В начальный состав группы входили еще инженер Ю.И.Визун, техники В.Холмаков, В.Филатов, В.Новиков, А.Клюев. Позже в этой группе работали инженеры Ю. И. Сенаторов, В.В.Кобелев, Д.К.Крупская (Смирнова). Как-то мне пришлось чертить на кульмане в небольшой комнате на 2-м этаже, которую занимала группа питания. Вся комната была заставлена большими электромонтажными верстаками; места на полу для кульмана с его громоздким противовесом не было. Я взгромоздился с кульманом на верстак и уселся там чертить. Благо потолки в Институте высокие! На следующий день ребята позвали полюбоваться теснотой, в которой приходится работать группе питания (и 35 лет назад в Институте не хватало площадей!), редактора стенной газеты Института, заведующую библиотекой Ларису Степановну Логинову. Вскоре после этого С.А.Лебедев изыскал возможность увеличить нашей группе рабочую площадь.

Монтируемый мною щит питания БЭСМ стоял недалеко от пульта управления машиной, а вдоль фасадной стены машинного зала между пультом и стойкой ДЗУ стоял мягкий диван, обитый черным дерматином, перед которым размещался рабочий стол с разложенными на нем схемами и рабочими журналами. Около стола стояло печатающее устройство, созданное под руководством Н.П.Зубрилина. Я часто мог наблюдать Сергея Алексеевича, сидящего перед пультом на стуле с подложенной под себя ногой и занятого отысканием места очередной неисправности. Академик С.А.Лебедев был, помимо всего, еще и блестящим инженером, досконально знавшим свое детище БЭСМ. Он легко обнаруживал место неисправности в огромной схеме машины и предлагал наиболее быстрый путь ее устранения.

Свою любимую позу Сергей Алексеевич принимал и тогда, когда надо было обдумать какую-нибудь трудную ситуацию, возникшую при эксплуатации машины. Он тогда снимал ботинки, забирался с ногами на диван и, забившись в угол его, курил свой любимый «Казбек» или пил крепчайший чай. Кстати, так же, подложивши под себя ногу в полужестком кресле в своем кабинете, Сергей Алексеевич подчас проводил заседания кафедры Электронных счетных машин, мне посчастливилось около 20 лет присутствовать на этих заседаниях, и хорошо запомнился Сергей Алексеевич в такой позе…

Вокруг Института в ту пору стояла красивая ограда, и вход и въезд в ИТМ и ВТ был через ворота со стороны будущего Ленинского проспекта. Начало работы было в 9 час. утра. Вскоре ввели так называемую табельную доску, на которой до 9.00 нужно было перевесить номерок с одной половины доски на другую. В 9.00 табельная доска должна была запираться до вечера. Табельщицей вскоре была назначена Галя Волкова. От нее иногда зависело, успеешь ли ты до 9.00 перевесить свой номерок и таким образам зафиксировать своевременность своего прихода на работу.

Добираться до Института сотрудникам было очень нелегко. Утром посадка в автобус единственного маршрута № 28, шедшего почти до Института, представляла собой феерическое зрелище. Еще не было автоматики для закрывания дверей. Автобусы были набиты до предела, и грозди пассажиров висели снаружи дверей, раскачиваясь на поворотах и неровностях дороги. Нужно было быть сильным, ловким и смелым, чтобы так ездить. Часто приезжали с оторванными пуговицами и теряли калоши. После конечной остановки около здания ВЦСПС нужно было еще месить грязь от бывшего Калужского шоссе до ворот Института.

В связи с непролазной грязью около территории ИТМ и ВТ вспоминается один эпизод. В середине 50-х годов в Москву с официальным визитом прибыл шах Ирана Реза Пехлеви с супругой Сорейёй. Почему-то в программу ее пребывания в СССР входило посещение нашего Института. В связи с этим заместитель директора по хозяйственной части  т.Петрашкевич получил распоряжение обеспечить чистый, без грязи подход к Институту, и вскоре появилась черная лента асфальтовой дорожки от ворот ФИАНа до ворот Института. Правда, тут же она пожелтела от нанесенной ногами глины, но это уже было неважно: шахиня Сорейя почему-то в Институт не приехала. Зато сотрудники Института долго радовались, шагая по этой дорожке, которая получила у нас наименование «Проспект Петрашкевича».

Территорию самого Института надо было благоустраивать. Общественные организации ИТМ и ВТ организовали несколько массовых субботников сотрудников Института, в ходе которых было высажено много деревьев и декоративных кустарников. Вдоль забора появились молодые вишенки. Активным участником субботников был С.А.Лебедев, собственноручно копавший ямы и посадивший несколько деревьев. Сохранились фото, на которых Сергей Алексеевич запечатлен за этой работой. Своим примером он воодушевлял и вдохновлял молодых сотрудников. Субботники обычно проходили дружно и весело, а деревья растут и сейчас, радуя весной буйным цветением вишни.

С.А.Лебедев всегда уделял большое внимание подготовке специалистов по вычислительной технике. Кроме курсов лекций, которые он читал студентам МЭИ, С.А.Лебедев организовал в МФТИ кафедру «Электронные счетные машины», которой руководил свыше 20 лет. Позже кафедра стала называться «Электронные вычислительные машины», а возглавляли ее последовательно ученики С. А. Лебедева члены-корреспонденты АН СССР В.С.Бурцев и др. Сергей Алексеевич сам читал лекции на этой кафедре и привлек к преподаванию на ней ведущих специалистов Института.

Для повышения квалификации специалистов по вычислительной технике при Институте были организованы двухгодичные Высшие инженерные курсы (ВИК), возглавлял которые по Положению о Курсах заместитель директора по науке. В 1953—1955 гг., когда я был слушателем на этих Курсах, ими руководил  к. ф.-м.н. Иван Сергеевич Мухин. Для преподавания на этих Курсах Сергей Алексеевич Лебедев подбирал самых лучших специалистов и ученых Москвы. Успешно окончившие эти Курсы имели право защиты кандидатских диссертаций без сдачи кандидатских экзаменов.

После окончания ВИК многие со временем стали крупными специалистами, среди них академик В.А.Мельников, академик В.С.Бурцев, сменивший Сергея Алексеевича на посту директора ИТМ и ВТ, доктора и кандидаты наук А.С.Федоров, А.Н.Зимарев, В.Н.Лаут и многие другие. Все эти ученики Сергея Алексеевича Лебедева способствовали большому прогрессу в развитии вычислительной техники, привели к созданию современных супер-ЭВМ.

 

© 1948—2016 «ИТМиВТ»
Версия для печати Контактная информация